March 19th, 2009

Моn_Парнас

непечатаемые знаки

Дни,дни,дни…
  …осталось … дней

Увядший взгляд провожает стрелку,
присягнувшую врагу,
и слишком медленно в его понимании 
меняющую свое положение
на пыльной тарелке циферблата.

Осень предельно продольно растягивает
минуты,
собирающиеся складками на глади озера,
которое отражает как в кривом зеркале
выцветшую наволочку облака
и крик оставшейся неизвестной птицы
посреди мокро-серого, как побелка, неба.

В глубине природы времени 
скрыта мысль о Свободе.

дни, дни, дни…

***
В стекле оконном отражаясь – 
Бегущая строка перелётных птиц
В сумраке осеннем, в горьковатом 
Воздухе множась, по спирали, слова,
Чей витиеватый смысл кленововиден
И супер-блиц озёр очевиден
У путешествующей подмосковной электричкой
И такой любимой мною взмахом ресниц…

 ***
  т.п.

Я смотрю в твои нежные,
с синезримами смыслов,
тень улыбки бежит от ловца,
календарь загнан в угол 
в тридцатые числа,
и снежинки слетают, 
кружась у лица, 
возле слов-недомолвок,
возле пальцев озябших,
возле губ, 
тайно шепчущих «да»,
свой трамвай с остановки
уползти норовящий, 
наверху, словно струны
у лиры, гудят провода… 
 
***

BUS №119; остановка-прощай,
Промелькнувший белый с зелёной полосой
бок, будто бы
кто-то резко полоснул ножом
по печени, хотя ничего необычного
не произошло и не происходит:
быт, ревность, тоска зелёная…

итак,
буду отрезан от окружающего,
Ломтём дворняжкам брошенным,
Бомжом в костюме,
Либо Боброком Волынским:
Сидеть в засаде, равнодушно на тебя,
На твою страсть к нему смотреть,
Пить чай и цедить себе самому:
«Чуть позже… Чуть позже…»
Делать «дорожку» из просыпанного сахара…

Вот уже и Муза –
Медуза чайного пакетика
Всплывает ко мне из глубины стакана,
Из зелёных вод Порт-Саида,
И неведомым путём
Доносятся до меня крики чаек,
Харканье египетских грузчиков,
Запах тухлых апельсинов,
Звук распечатываемой бутылки с грогом,
Поцелуи и шалости влюблённых 
На поросшем папирусом острове Дельты,
Что в совокупности продолжает быть
Сплавом фантазии, липкой скатерти стола и истории…
   


 
Из «Удалённых сообщений»: 


В твоих глазах,
кротких, как вода Иордана,
отразилась и осталась навсегда
Звезда истины. 

***
  т.п.


Трупом всплыла Луна,
Вытекла жизнь из мобильника,
Только лишь тишина
Ляжет прозрачным инеем.

Только лишь скажет «нет»
Девочка грубо-заживо,
Пляшет прощальный свет
Улыбки её оранжевой…

В глазах её чистый лёд,
Будущее без надежды,
Я не забуду твой
Образ бессмертно-нежный…

Я не забуду твой
Взгляд, сигарету в пальцах,
Вот тишина легла 
Синей тоской «расстаться»

***
=страсть¹ººººººººº
  т.п.


Играя – щелчок заколки,
Театр движений-теней 
профиль изысканно-томкий
в скупом освещенье купе,

взгляд твой слегка уставший
в мелькающий сумрак окна,
полночи полная чаша,
опущенный занавес сна.

Стыки стучащихся нервов,
Старинный морозный узор,
Тёмные складки мгновенно
задёрнутых штор-катастроф.

Поезд уходит под воду,
слово-заклятье «прости!»
зверь-снегопад на свободу
бешено рвётся с цепи…
 
***
  т.п.

Плутаю во тьме и свете.
Яблоко-строчка от Блока
Падает рядом. Задето
Прелестью Вашей око.

Любви не колеблю сиянье
Баюкаю в чаше на дне.
Collapse )
Моn_Парнас

Стихи из "Харьковского цикла"

Из «Харьковского цикла»:
1.
Окисленные сумерки окраин,
Промокший Курский-навсегда,
Случайно-пассажирное лицо,
Приклеенное к стёклам…
Инкогнито я покидаю
Осточертевшую столицу,
И чаем обносящий проводник
В костюме сине-васильковом
Твоим родным или знакомым…
Разлука.

2.
Нить огней поезда
Вытягивается до Ожерелья,
Подарить бы эти алмазы
Африкански-чёрной ночи Подмосковья
Тебе.
  Москва-Харкiв
Поезд №019
5.
Дрожь вагона
Невольно
Передаётся моим нервам,
Давно выграненным
Сурово на манер
Классического стакана.
Облако смятой подушкой рано
Торчит в окне утра-
Ты, вероятно,
Не спешишь к первой паре,
Ведь май, кажется,
очаровательно-нескончаем,
И на ярко-голубом мониторе
"Прекрасной погоды"
Ты видишь то же
Смешное, нелепое облако…

6.
Торгово-таможенный перрон Белгорода,
«Граффити» бело-кирпичных стен,
В историческое чудо колодца слабо верится
На фоне «варяжничающей» ширпотребом толпы,
И в зарослях незримых перспектив –
Промышленный оскал Старого и Нового
Осколов. В вагонном ватер-клозете
побрившийся Путешественник
  начинает бороться
с первыми ностальгии,
Покидаемая Россия заслонена, отметим,
Спиной уходящего таможенника.

 
Моn_Парнас

Восточная страница

***
Караваны из грёз злополучных

Караваны из грёз злополучных,
За барханами - демонов пляс,
Заплутавший и жаждою мучим,
Ты в коварно-песчанной увяз.

Тщетно ищешь кинжал свой и пояс
(до предметов тех падок был бес)
Над тобою верблюжьей слюною
Нависают созвездья с небес.

Ты увидишь в мечтаньях предсмертных
Деву стройную, вечер, Багдад,
Минарет метит в месяца четверть,
И зовёт в сладкий сумрак свой сад...

А наутро аскет-долгожитель,
Подивившись той смерти смешной,
Запылённые очи с молитвой
Пусть прикроет сухою рукой.


***
В нас спят
огромные солнечные звери
с мохнатой
медно-розовой гривой.
Сны звёздных долин
становятся звуками,
и мавры протягивают их
в ладонях
утренней заре
вместе с молитвами,
разбрызгивая
серебристо-синий туман...

 
Моn_Парнас

Холостяцкие будни

утром тащу свои текстильщики
тащу свою бессмертную тушу
в тупое типичное текущее
в учебу, в работу
сквозь траффик,
сквозь транспорт,
  сквозь медленный тлен
улиц-волокон,
сквозь все оболочки москвы
сквозь растерявшуюся как ребенок
тишину твоего не знающего возражений
я ухожу
сквозь мою грустную
  all my troubles улыбку
сквозь прощальный стук двери…
 сквозь строк строкот
сквозь провода и рельсы
сквозь рекламные реликты эпохи.
сквозь сентябри
сквозь смог, зевоту, мокротУ
  сквозь смогу
сквозь все тысячи ты
сквозь больной мозг,
сквозь непогоду, простуду
сквозь сигарету
сквозь нервный дым
 уже предвосхищая
теоретически-трудное …
мнимое, мятое, мимо-  
неотвратимое в 6 часу
на общей почве…
разлагающееся и разложимое
гниение трамвайных тромбов

***
Холст
  Холостяцкого
  Дня
Ежедневно в кастрюле – священная
Пытка варны варенников и пельменей,
Теория чистых рубашек, гипер-сомнение
В целости носков, тоскливо-похмельное
Настроение. Лицо – дикорастущая чаща.
Несколько ТRAF-торопливых марш-бросков,
Дума о прекрасных коленях соседки в метро,
Душ@ пустая, как почтовый ящик.
Сердитый звонок шефа. Протяжное:
«Ща-а! скоро». Ощущения несчастного Я
В опоздании дня-деньского…
Офис. Вопросы. Ожидание off-line’а 19.00,
Пугающий факт – бес_предела
  Бессмыслицы своего бытия…
…Оледенелую глыбу теста и чужого тела
В кипяток на ужин сбрасывая…
 
Моn_Парнас

мысли о литературе в письмах

24.11.05 Room5@yandex.ru

ОТРЫВОК О 3-Х УРОВНЯХ ПОЗНАНИЯ ПОЭЗИИ:

  Поэзию нельзя понимать в лоб!... Есть 3 уровня познания поэзии: 1 уровень - с позиции здравого смысла (или житейский уровень); 2 уровень - художественно-технический (уровень стиховедения); 3 уровень - идейно-философский (главный). Соответственно, есть 3 типа читателя: 1 читатель-человек-всякий, знакомый с языком, на котором написано произведение. Даёт оценку важную, но не главную. Оценивает соблюдение житейской логики, целесообразность произведения, актуальность. На первом уровне находится читатель массовый, потому и коммерческий успех произведения как раз решается на первом уровне. Но первый уровень - и есть «понимание в лоб»! 2 читатель опытный. Может, даже критик. Оценивает тематику, художественную технику произведения. Рассматривает его в контексте литературного процесса. Но осмысление произведения дальше «фабула/сюжет», «ямбов/хореев» и «плохой герой/хороший герой», т.е. дальше литературоведческих шаблонов не идёт. Наконец, 3 читатель-мыслитель. Главное - прозревает поэтико-идейную ткань произведения. Максимально расширяет горизонты понимания, открывая путь к последующий уровням познания - МЕТАУРОВНЯМ. Оценивает самое важное - идейность произведения! Оценивает с помощью мудрости как метода и критерия. Отметим, идея фактически тождественна мысли, но если под мыслью понимать всякий продукт рационального познания, то идея - бренд, VIP-продукт; идея - мысль мудрая. Мысль ведущая, потому понимание шедевра -неисчерпаемо-бесконечно! Поэтому, вскрытая идея будет Истиной! Познавая Истину мы сами сакрализируемся. То, что открыло в нас Истину (наш Дар) Истинной становится! И никакой ИСТИННЫЙ поэт соврать не может! И никакой ИСТИННЫЙ читатель не может ему не поверить! Пусть всякий поэт ищет всякого читателя (т.е. всякого коммерческого успеха), ИСТИННЫЙ поэт ищет читателя своего, достойного! Но творит он для Истины. Только тогда творит он для читателя! Да, удел гениев - избранность и одиночество. Но смешно выглядит мысль о «подстраивании» в контексте всего того, что я изложил выше! Никакое «подстраивание» - не со-творчество! И претендовать на статус произведения искусства не может!
  И еще самое страшное и смешное в современных поэтах, отнюдь не то, что они не поэты по сути, а то, что они как-то пишут, говорят, спорят не о том! Совершенно не о том! Поэтическое - это не список готовых сюжетов, тем, рифм, приемов! Хотя они это-то только и обсуждают! Сами себя обрекая на загерметизированность и кризис. (Сравните с МЕТАУРОВНЯМИ ИСТИННОЙ ПОЭЗИИ!) Какие они, правда, плоские, скучные, недалекие, как-то об одной мысли, об одном приеме! Есть, конечно, исключения, но их упомянуть следует ПОИМЕННО! Ибо общее - всегда ущербно! Как-то они не понимают - Элементарного. Даже двух хрестоматийных критериев творческого: говорить новое, говорить о старом по новому. Как их легко ловить на этом, но они же - не понимают! Говорят: «Сердечно, душевно, поэзия!» Все равно, что круг, нарисованный на бумаге сказал бы: «Я шар!» И не объяснишь ему, что он лишь - подобие, модель, призрак, может, что он лишь только - ироничная усмешка Истины! Гений не знает предела, у всех подобий - предел установлен ими самими. Некий уровень складного рифмоплетства. Отсюда яростное непонимание гения. Гению главное - не соврать, им - набить руку! Гений - за качество, они -за количество. Пока «поэты» будут понимать поэтическое как нечто корпоративное, местечковое, обще-известно-доступно-потому-излагаемое, пока они не поймут, что поэтическое - в развернутости поэта к двум безднам («Я» и «Мир»), в его критическом положении между безднами. Что поэт - во взаимоотражении двух бездн! Пока это не будет усвоено, никакой серьёзный разговор о поэтическом невозможен, а «о поэтическом вообще» -бессмысленен! Наконец, кратко хочется упомянуть об эмоциональном аспекте (столь важном в поэзии). Говорят: «Нравится/не нравится, чувства/нет чувств, зацепило/не зацепило» Говорят (как позиция): «Чувствуйте поэзию и всё!»; «Не мучайте чудо пониманием!» Но человек-то тем и отличается от животного, что он РАЗМЫШЛЯЕТ над своими чувствами. И никакое истинное понимание не замучает чудо, а наоборот, позволит ему (актом со-творчества) быть вечным! Хотя, признаю, не существует примата разума над чувствами (и обратно), эмоциональное и рациональное столь неразделимо сцеплено в поэзии, что и говорить о них надо лишь комплексно! И лишь на МЕТАУРОВНЯХ! И лишь гению дано: интуитивно (от чувства) написать гениальное и своим же разумом оценить (как гениально!:) Но где гениальное - там, объяснимо-парадоксально, всегда сомнение (Смятое предрассудками свОе МНЕНИЕ), всегда непонимание (не все к Истине идут!), всегда трагедия. ПОЭТому, тяжело быть ПОЭТОМ!
  Вот такие вот наболевшие мысли. Кратко.